• Ru
  • En
  • Владимир Мартынов: максимальный минималист

    Его музыка очень напоминает ритуальное действо или сакральный обряд, где и слушатели, и сами исполнители погружаются в некий гипнотический транс.. 20 февраля отмечает свой 75-летний юбилей замечательный российский композитор, пианист и музыкальный философ Владимир Иванович Мартынов.

    Он преодолел в период своего становления многие музыкальные искусы конца ХХ века — рок, авангард, электронику, кроме того изучил музыку буддизма и православия и в итоге пришел к отрицанию композиторского творчества как такового в том его виде, в каком оно существовало несколько последних столетий — начиная от раннего барокко и до наших дней. По мнению Мартынова: «сложившееся в этот период понятие традиционного музыкального произведения, непохожего ни на какое другое, имеющего собственную неповторимую форму и оригинальное воплощение, и написанного конкретным автором с его уникальным личностным «я» — это всего лишь временное явление, не присущее изначально музыкальному искусству. И сегодня, на стыке двух тысячелетий, такой вид композиторского мышления достиг своего предела и оказался в полном тупике, о чем свидетельствует рождение все новых и новых теорий и практик сочинения. А это, свидетельствует о Конце Эпохи Композиторов, на смену которой идет совершенно иная, опирающаяся на изначально присущие музыкальному искусству глубинные основы, такие как народный фольклор и старинные религиозные песнопения — с одной стороны, и на принципы рок-музыки — с другой.. В этой новой музыке нет никакого индивидуального авторства, зато она обладает прочной и устойчивой структурой, основанной на простейших многократных повторениях коротких типических мотивов и оборотов, имеющих всеобщий «надличностный» характер».

    По сути, это описание принципов музыкального минимализма, который присущ как самому Мартынову, так и многим другим адептам этого направления — Глассу, Райху, Пярту. Но в отличие от них, он использует этот стиль с подчеркнутой, даже назойливой прямолинейностью, доводя порой слушателей буквально до «белого каления». При этом он обращается не только к оркестру или отдельным инструментам, как большинство его коллег, но часто применяет хор, певцов-солистов, прозаические или стихотворные тексты, визуальные движения музыкантов и другие особые исполнительские приемы и средства, делающие его концерты очень похожими на театрализованное действо. Кстати, многие современные композиторы искренне обижены на него за то, что он «лишил» их профессию настоящего и будущего, объявив им конец композиторской эпохи. Так, он уже много лет не общается со своим бывшим другом и коллегой Арво Пяртом, хотя остается его поклонником и почитателем. Но и другие современники не упускают случая уколоть Мартынова за то, что сам он по-прежнему продолжает творить, несмотря на собственный запретительный вердикт. На это маэстро многозначительно отвечает, что нынешний музыкальный апокалипсис — всего лишь начало какого-то нового творческого расцвета, который придет незаметно для нас и, может быть, уже стоит у порога.

    Свои оригинальные взгляды и принципы композитор излагает как в многочисленных теоретических трудах, так и в разнообразных музыкальных сочинениях, поражающих широтой тем и сюжетов. В числе наиболее значительных среди них — «Плач пророка Иеремии», «Ночь в Галиции», «Упражнения и танцы Гвидо», Стена-сообщение для фортепиано, «Дети Выдры» по сверх-повести Хлебникова и другие. Однако исполнение этой музыки требует от участников и, в первую очередь, зрителей огромной выдержки и терпения из-за ее излишней монотонности и значительной временной протяженности, хотя местами она необычайно красива и способна доставить истинное наслаждение тем, кто дослушает ее до конца. Он также много пишет для театра и кино, где особенности стиля композитора усиливают эффект зрительного и эмоционального восприятия того, что происходит на сцене или экране. Им озвучены такие известные фильмы, как «Слово для защиты», «Юность Петра» и «В начале славных дел», «Холодное лето пятьдесят третьего…», «Русский бунт», «Остров» и многие другие.

    У композитора имеются преданные сторонники и почитатели, включая исполнителей его произведений. Это, прежде всего, жена Мартынова, известная скрипачка Татьяна Гринденко и руководимые ею ансамбли «Академия старинной музыки» и « Опус пост».

    Свои новаторские идеи композитор регулярно пропагандирует не только в книгах, статьях и лекциях, но и в основанном им Центре развития и поддержки новой музыки «Devoito Moderna» («Новое благочестие») и на философском факультете МГУ, где он с 2005 года ведет авторский курс музыкальной антропологии.

    Текст — Анатолий Лысенков.

    Источник новости:
    https://orpheusradio.ru/news/news/6214/vladimir-martynov-maksimalnyy-minimalist